«Мой хороший знакомый попал в неприятную историю». Как два айтишника убедили силовиков сделать сервис по доставке писем за решетку
1
10.08.2018

«Мой хороший знакомый попал в неприятную историю». Как два айтишника убедили силовиков сделать сервис по доставке писем за решетку

Александр Баграмян и Дмитрий Завадский работают над приложением «Весточка», которое упростит и оптимизирует отправку почты в белорусские тюрьмы, колонии и СИЗО. Письма отправятся к заключенным буквально в несколько кликов. dev.by разработчики о том, как «какие-то айтишники» не только «пробились на порог» ведомства, курирующего места содержания заключенных, но и убедили рассмотреть их идею. Что непросто.

Александр Баграмян и Дмитрий Завадский работают над приложением «Весточка», которое упростит и оптимизирует отправку почты в белорусские тюрьмы, колонии и СИЗО. Письма отправятся к заключенным буквально в несколько кликов. dev.by разработчики о том, как «какие-то айтишники» не только «пробились на порог» ведомства, курирующего места содержания заключенных, но и убедили рассмотреть их идею. Что непросто.

Сейчас разработчики ждут решения от руководства Департамента исполнения наказаний МВД (ДИН) о запуске пилотного проекта в одном из исправительных учреждений Беларуси. Проект готовы поддержать Юрий Зиссер и Юрий Мельничек: команда планирует привлечь инвестиции, когда ДИН «определится с техническим заданием».

«Только отправил – на почту пришел ответ»: как появилась идея

Александр Баграмян рассказывает, что идея сделать сервис по отправке писем и посылок в тюрьмы и другие исправительные учреждения пришла ему в голову около двух лет назад.

– Мой хороший знакомый попал в неприятную историю и в итоге оказался в местах не столь отдаленных. Я хотел поддержать его. Стал выяснять, как можно отправить ему письмо, и был удивлен, насколько это просто в России.

К тому моменту в соседней стране уже на протяжении 7 лет работал сервис по отправке электронных писем и «посылок» осужденным. С его помощью можно в любое время суток отправить письмо человеку, отбывающему наказание: достаточно зайти на сайт и заполнить бланк. Затем письмо вычитывается цензором, распечатывается и вручается под расписку адресату.

– Меня поразило, что можно отслеживать статус письма: «Отправлено» – «Получено» – «Обработано» (то есть прошло цензуру).

Александр отмечает, что ему стало любопытно, существуют ли аналогичные сервисы в Беларуси: загуглил – их не оказалось. Хотя надо сказать, что даже в США такая система запустилась совсем недавно – не более полутора лет назад, добавляет разработчик.

– Так наше дело выросло из простого любопытства, – подытоживает его коллега Дмитрий Завадский.

«Канай отсюда, редиска»: как сервис фильтрует корреспонденцию, оптимизируя работу цензоров

Разработчики отмечают: чтобы сделать сервис, им нужно было понимать, как работают все механизмы обработки тюремной корреспонденции. Изучали иностранный опыт. Искали информацию в интернете и по знакомым.

– Какие-то вещи, как оказалось позже, мы неплохо себе представляли. Наш друг, знакомый с внутренней кухней, рассказал, как организована вычитка цензорами писем, какие слова и выражения в посланиях привлекают к себе его пристальное внимание, – рассказывает Александр.

Разработчикам стало понятно, что проект может быть полезен не только заключенным, их родственникам и друзьям, но и служащим Департамента исполнения наказаний МВД (ДИН), которые контролируют переписку.

– Вычитка писем представляет собой очень сложный и нередко весьма трудоемкий процесс, – поясняет Александр. – «Весточка» позволит оптимизировать труд цензоров. На проверку писем, отправленных с помощью нашего приложения, они будут затрачивать как минимум на треть меньше времени. Отпадает, по словам разработчика, необходимость вскрывать конверты, подвергать их, а также сами письма проверке в инфракрасных или ультрафиолетовых лучах, расшифровывать тайнопись («тарабарскую грамоту») и скрытые послания. Не говоря о неразборчивом почерке.

У каждого цензора в приложении будет личный кабинет. Система будет фильтровать корреспонденцию по стоп-словам: в «Весточку» внедрили базу из недопустимых ключей – по ним программа и будет помечать письма, которые могут не пройти модерацию. Однако решение, отклонить или пропустить письмо, помеченное программой, будет оставаться за специалистом.

Разработчики хотели внедрить схему, по которой пользователь мог бы еще на этапе отправки видеть, что система не принимает его письмо. Однако представители ДИН объяснили им, что «согласно закону, должны приниматься все письма».

– Когда цензор откроет письмо, отправителю тут же придет уведомление, что оно «принято в работу». Если послание не пройдет цензуру, специалист должен будет указать причину, которая высветится в статусе у отправителя. К примеру, наличие в послании матерных выражений. Письма, прошедшие проверку, будут распечатываться на бумаге и затем доставляться адресатам.

Перечень стоп-слов пока примерный – его можно доработать совместно с цензорами. Разработчики признаются, что вспоминать фразы из кинофильма «Джентльмены удачи» не пришлось – база  тюремного жаргона и ругательных выражений, как напечатанных кириллицей, так и на транслите, нашлась в интернете.

– При желании там, наверное, можно найти «моргалы выколю», «пасть порву» и «канай отсюда, редиска», – говорят разработчики.

«Ребята, все супер, но не в этой стране»

Создатели сервиса признаются, что в процессе работы они постоянно сталкивались со скепсисом со стороны 90% собеседников. В духе: «Ребята, все супер, но не в этой стране».

– В нас никто не верил, – отмечают разработчики. – Да мы и сами сомневались: пришли на хакатон Social Weekend и спрятались на последний ряд, чтобы привлекать к себе меньше внимания. Мало ли еще освищут. Но вдруг во время презентации проектов Александр Скрабовский, пролистывая слайды, вернулся к «Весточке», еще раз прочел синопсис – и зал зааплодировал. Это очень нас воодушевило.

Разработчики не скрывают: они пришли на конкурс социальных проектов, чтобы привлечь к себе внимание структур, курирующих корреспонденцию в тюрьмах.

– Мы осознавали, что «какие-то айтишники» не могут так запросто зайти с презентацией к силовикам – нас даже на порог не пустят. Нужна была поддержка менторов и прессы, общественный резонанс – то, с чем уже можно идти в ДИН.

Один из менторов, Сергей Корнилов, взялся лоббировать наши интересы в госструктурах: на финал конкурса приехал сотрудник Департамента исполнения наказаний МВД, и мы смогли продемонстрировать ему проект. А он в ответ рассказал нам о потребностях своей службы. Оказалось, что все входящие письма в тюрьмах до сих пор от руки регистрируются в журнале – как 100 или 200 лет назад. Мы рассказали, как с помощью нашего сервиса можно вести электронный документооборот и учет, статистику, архивы.

«Сложно ломать то, что и так работает»: как убеждали

С момента, когда разработчики вышли в финал Social Weekend, прошло четыре месяца, прежде чем стараниями Сергея Корнилова они попали на первое совещание в ДИН.

– Кому-то покажется, что это долго, – отмечают ребята, – но на самом деле мы почти «бежим»: знакомые с госсистемой люди утверждают, что раньше на то же самое потребовались бы годы.

В ДИН задавали много вопросов, было понятно, что этим людям сложно «ломать то, что и так работает», рассказывает команда. В какой-то момент один из заместителей начальника Департамента вспомнил, как почти 20 лет назад пришел в это учреждение – и, набравшись смелости, предложил делать вычисления в Excel, а не вручную. А ему в ответ: «А зачем? Система и так неплохо работает».

В процессе обсуждения этот специалист коренным образом поменял свое мнение о сервисе «Весточка» – и мнение некоторых коллег.

– Нам многие говорили: «Вам будут ставить палки в колеса!» Но нет, наш сервис признают полезным. Сотрудники Департамента поощряют социализацию заключенных. Общение не дает последним оторваться от своих семей, друзей и приятелей – они не ощущают полный вакуум вокруг и, выйдя на свободу, смогут вернуться к нормальной жизни, – объясняют разработчики. – Да, все идет не так быстро, как хотелось бы, и совещаний будет еще много. Но мы были к этому готовы.

С каждым совещанием скепсиса в словах сотрудников Департамента было все меньше, отмечают ребята. Во время последней встречи было принято решение о возможном запуске пилотного проекта – пока только в одном учреждении.

– Нам подберут такое место содержания заключенных, где цензоры работают не на территории, а за ее пределами – в административном здании, и выделят сотрудника, с которым мы сможем взаимодействовать по всем вопросам.

Сейчас Александр и Дмитрий ждут, пока решение о запуске согласует вышестоящее руководство, о сроках пока ничего не известно.

«Многого требовать не будем, но и денег выделить не сможем»: финансирование и монетизация разработки

– Сейчас у нас есть прототип, который симулирует работу сервиса. Это, скорее, демонстрационная модель. Приложение выполнено на React.

Разработчики отмечают, что делать работающее приложение не было смысла: «его все равно пришлось бы переделывать под ТЗ силовиков».

– Когда на хакатоне члены жюри спрашивали: «Что вам нужно? Сколько денег?», мы честно отвечали: пока ни копейки. Мы даже не забрали деньги, которые выделили Юрий Зиссер и Юрий Мельничек на развитие проекта: потратить их сейчас на разработку – значит потратить их впустую. Мы можем начать разработку бэк-части, но ее же потом придется переписывать согласно пожеланиям ДИН.

Сейчас Дмитрий и Александр совместно с работниками Департамента исполнения наказаний прорабатывают подробное техническое задание. «На 99% наша работа зависит от того, как оперативно в ДИН будут приниматься решения, – техническую часть мы сделаем быстро», – говорят они.

Деньги, выделенные меценатами, разработчики намерены потратить в «период обкатки» сервиса – в это время плата с пользователей взиматься не будет.

– Предстоят расходы на зарплату тестировщикам, а также закупку принтеров и бумаги в исправительные учреждения. В ДИН нам сказали: многого требовать от вас не будем, но и денег выделить не сможем – делайте все своими силами.

Разработчики полагают, что дальше «Весточка» сможет себя окупать: за отправку посланий будут платить сами отправители. Столько же, сколько они заплатили бы за заказное письмо на почте.

– Мы хотим, чтобы это не было накладно: у пользователя есть выбор – либо отправить письмо «Белпочтой», либо воспользоваться нашим сервисом.

Изначально разработчики планировали запустить вместе с корреспонденцией отправку посылок. Предполагалось, что отправитель сможет выбирать из списка на сайте товары и продукты, которые заключенный затем просто заберет из магазина на территории исправительного учреждения.

– Мы наслушались историй о том, как кто-то из знакомых издалека ехал с передачей для родственника, а ее не приняли. Думали, что облегчим жизнь многим. Однако по результатам общения с сотрудниками ДИН стало ясно, что с пересылкой посылок на первых порах придется повременить, – рассказывает Александр.

– Загвоздка в том, что сервис нужно будет связывать с бухгалтерией, которая курирует то или иное исправительное учреждение. Это не так просто, – поясняет Дмитрий.

Однако разработчики полны оптимизма: в России в 2009 году аналогичный почтовый сервис также внедрялся сначала в «Крестах». Если в Беларуси дело пойдет, Дмитрий и Александр планируют выйти с «Весточкой» на рынок стран СНГ.

 

Перепечатка материалов CityDog.by возможна только с письменного разрешения редакции. Подробности здесь.

Фото: dev.by.