Квартиросъемка: изба-студия с кроватью под крышей и расписной печью
CityDog.by | Cosmo
34
15.03.2018
Квартиросъемка

Квартиросъемка: изба-студия с кроватью под крышей и расписной печью

Квартиросъемка: изба-студия с кроватью под крышей и расписной печью
Побывали в гостях у музыканта и художницы, которые обосновались в деревне с поэтическим названием Синие Горы.

Побывали в гостях у музыканта и художницы, которые обосновались в деревне с поэтическим названием Синие Горы.


– Дом построили родители. Они взяли участок по соседству со своим, потому что здесь все очень активно начали застраивать, а им хотелось сохранить уединенность. Тогда действовал закон, что, если ты взял участок, в течение определенного времени должен начать строительство. Поэтому они решили построить небольшой гостевой домик, чтобы вышло достаточно бюджетно, – рассказывает Фло.
 


– Родители Фло архитекторы. Они очень любят свое дело, этот дом они проектировали сами. Вдохновились проектом из журнала, его автором был, кажется, ректор Мухинской академии.

Строили дом достаточно долго. Год делали сруб, потом он должен был постоять еще два года. Сруб делали, конечно, мастера, а вот с фундаментом, печкой и полом справились сами. Класть крышу нанимали рабочих, но сделали они ее совсем плохо – она протекает. Мы пытались с этим бороться, но бесполезно: нужно срочно перекладывать.
 


Фундамент дома из камней – собирали их по всей округе. Вывозить камни с полей, считай, доброе дело, они же мешают пашне, нередко трактора сами сваливают их на обочине дороги. К тому же недалеко есть заброшенный коровник, много валунов мы нашли там, ими была выложена бывшая силосная яма. Кстати, коровий череп тоже оттуда.

Изначально дом был выше где-то на полметра. Он очень сильно усаживается: если сразу над печкой было 20–30 свободных сантиметров, то сейчас приходится каждый год вырезать бревна.
 


– Предполагалось, что дом будет летним. Но он так идеально подходит для творчества, что мы его используем круглогодично. Четыре года мы жили здесь постоянно, потерялись в этих горах, – смеется Фло. – Выезжали, может, только раз в месяц. Сейчас решили немного социализироваться, поэтому половину недели живем в городе, а вторую половину – здесь. 

Мы много здесь тусовались, и у нас образовалась компания по интересам. В шутку мы называем это . Занимаемся разным: записываем музыку, снимаем видео, участвуем в разных проектах. Например, несколько лет назад выиграли в фестивале . 

Кстати, снимали ролик именно здесь. Второй раз тоже взяли призовое место за лучший белорусский .

Я уже давно занимаюсь музыкой. Здесь есть все необходимое для этого. Поэтому назвали проект Sinie Gory.  А раз мы тут записываемся, то и студия – вы не поверите – тоже называется «Синие горы».

Недавно у группы Sinie Gory на «Першаке» вышел альбом .


– Главный плюс этого дома в том, что поблизости нет соседей. На барабанах можно играть очень громко, – улыбается хозяйка.
 


– Фло – . Как ремесленница она шьет сумки и кошельки, игрушки на заказ, а еще преподает в . Наше арт-комьюнити участвует в подготовке фестиваля фильмов северных и балтийских стран . Он, кстати, стартует в апреле. 

– А вообще я училась в Академии искусств на керамике. Сейчас делаю только что-то небольшое. Например, чашечки для котика. Лигра еще котенком пришла к нам из леса. Она очень самостоятельный зверь, больше любит бывать тут, чем в городе. Но, если мы уезжаем на несколько дней, забираем ее с собой.

Я всегда работаю здесь за большим столом. Это очень удобно. Тем более в квартире редко можно позволить себе такие крупные предметы мебели, а тут он вписался органично, – показывает стол Фло.
 


Люстра из IKEA, ее когда-то привезла из Европы моя сестра. Причем везла она ее на поезде: ей приходилось выходить на каждой станции из-за габаритов абажура, чтобы пропускать людей. Люстру покупали не для этого дома, но родители всегда знают, как лучше приспособить красивую вещь. 

Дизайн внутри тоже продумывали они, и переубедить их было достаточно трудно, они постоянно что-то придумывают и делают своими руками.
 


Мебель для всего дома была куплена за один раз, она совсем недорогая – это белорусское производство. Мы хотели дизайн попроще, хотя кованые элементы достаточно вычурные, но все-таки уступили родителям. Светильники тоже выбрали сразу же – вообще, долго мы не «охотились» ни за чем, старались упростить себе жизнь.
 


Мы любим искать детали на барахолках, а еще много всего полезного и интересного можно найти в сарае – это просто сокровищница. А большинство интересных элементов интерьера подарили друзья. При этом мы совсем не хотим впадать в народный быт. Много вещей мы отсюда убрали, потому что по дому были расставлены прялки, ступки, маслобойки. Вернули их назад в сарай.
 


Больше всех предметы народного быта любит папа: если его не останавливать, мы бы уже давно жили в этнографическом музее. А вообще деревенская эстетика нам не очень близка. Так что попытки подарить нам что-то в этностиле мы обычно пресекаем. Хотя выглядит это очень мило, если отстраненно посмотреть.
 


– Витраж сделали мы, потому что мы художники и умеем все, – шутит Денис.

 – На самом деле витраж родители привезли из Канады, где сейчас живет моя сестра. И вообще, это не витраж, а роспись по стеклу.
 


– Маску из теста сделала наша подруга, мультипликатор . Она настоящая немного сумасшедшая художница. А еще мы храним оригинал рисунка на ацетате к мультфильму «Якія сны сніць мядзведзь». Это тоже нарисовала она.

Доску желаний деревом обили мы сами. Старую домру списали в музыкальной школе, а мы ей пользуемся. Вообще, когда мы записываемся, в ход идет всё.
 


Когда мы начали здесь жить, из «народного» оставили только чугунки, потому что мы ими действительно пользуемся. Печка была белой, мы вместе начали ее расписывать, но не закончили – стало лень. И вообще это немного бессмысленно, потому что желательно белить ее каждый год, летом за это возьмемся. А пока друзья называют ее «филиал “Лидо”», особенно когда мы что-нибудь в ней готовим.
 


Кровать тоже делали сами. Хотели ее поставить у печки, но сюда вписалась лучше.

Поскольку дом проектировался как летний, на зиму пришлось законопатить все швы, но постепенно льняную паклю достают птицы. При сильном ветре здесь иногда дует от стен, поэтому мы продолжаем утеплять их как можем.
 


Но вообще мы пережили здесь два урагана: Хавьер и еще один довольно сильный позапрошлым летом. Во время Хавьера было очень весело. Потом забор можно было переходить поверху, и дверь мы открывали очень долго.
 


Под потолком у нас есть спальное место. Зимой там теплее всего. Хоть дом кажется маленьким, но разместить здесь можно очень много людей. Мы не раз проверяли. Когда праздники, барабаны делаем более компактными, но вообще для вечеринок это не самый плохой предмет.
 


– В кухню был сделан минимум вложений. Сами вырезали полочки, сбили конструкцию для хранения, завесили ее тканью – бюджетнее не придумаешь. Все шторы сшиты самостоятельно. Вот текстиль выбрать было сложно, долго искали что-то симпатичное – в итоге купили ткань для платьев. Цветы на ткани красиво выглядят на контражур.
 


Когда мы переехали сюда, была осень, первые несколько месяцев обходились вообще без техники. У нас не было даже компьютера и холодильника. Еду хранили на улице или в небольшом погребе.
 


Газ в дом не проведен. Плита электрическая, есть бойлер. Для отопления мы используем печку: три часа – и здесь настоящая баня. Если не экстремальный мороз, она держит тепло где-то сутки.


– К нашему дому еще относится беседка и навес для машины. Тут же мы храним дрова, а еще здесь находится наш санузел. В этом, пожалуй, главный вопрос жизни здесь.
 


– В беседке барбекю. А стол сделан из бревен, которые остались, когда вырезали окна и двери. Конечно, сейчас не лучшее время, чтобы оценить эту местность. Но здесь потрясающе. Зимой и летом настоящая сказка, как кадры из фильма, – улыбаются хозяева.
 

 

Перепечатка материалов CityDog.by возможна только с письменного разрешения редакции. Подробности здесь.

   Фото: CityDog.by.