Квартиросъемка: «однушка» телеведущих с картой мира из штукатурки на стене и выдвигающейся кроватью
CityDog.by | Cosmo
44
24.05.2018
Квартиросъемка

Квартиросъемка: «однушка» телеведущих с картой мира из штукатурки на стене и выдвигающейся кроватью

Квартиросъемка: «однушка» телеведущих с картой мира из штукатурки на стене и выдвигающейся кроватью
На этот раз мы побывали в гостях у телеведущего, певца и опытного путешественника Дениса Дудинского и event-продюсера Катерины Раецкой.

На этот раз мы побывали в гостях у телеведущего, певца и опытного путешественника Дениса Дудинского и event-продюсера Катерины Раецкой.

Пока Денис сопровождает группу туристов в очередной экспедиции в Перу, нас встречает Катя. Квартира, в которой живут ребята, расположена в старой сталинке Заводского района. Дом, между прочим, строили сами жильцы по «горьковскому методу» под предводительством строителей, а капитального ремонта здание не видело уже лет 30.

Жилое пространство

– Изначально это была стандартная «однушка» с малюсеньким туалетом метр на полтора, прямо над унитазом которого висел душ, – вспоминает Катя. – Поэтому санузел мы немного расширили за счет коридора, чтобы в него хоть что-нибудь можно было вместить.

Больше никакой перепланировки не делали, разве что убрали двери в комнате и на кухне. Думали поставить двери-купе, но они тоже требуют места и создают шум при открывании и закрывании. Поэтому мы решили не захламлять пространство, а со временем и так привыкли: я не слышу, как Денис в четыре утра собирается на «Добрай ранiцы, Беларусь», и он хорошо спит, когда я рано встаю и варю себе кофе. 

– Большой плюс этой квартиры – высокие потолки. Большой минус – ветхость: за что бы ты ни взялся, все крошится, отваливается, течет, облазит и так далее. Делать уборку приходится каждый день, поэтому я всегда говорю, что такие квартиры – развлечение для очень упорных людей, – улыбается героиня. – В доме все коммуникации взаимосвязаны: если у одних соседей где-то что-то сломалось, то не работает у всех. Поэтому мы очень серьезно подошли к вопросу замены труб по всему стояку – и себе, и соседям. Пришлось сделать кое-какие работы и на крыше – из-за мышей.

Кирпич на стенах обнаружился случайно – Денис выносил оборудование из квартиры и случайно задел стену, от которой откололся кусок штукатурки. Так и возникла идея сделать интерьер в стиле лофт – по типу отелей и хостелов, в которых мы останавливаемся, когда путешествуем.      

Ремонтом заведовал мой дядя – он прораб, и у него своя команда, поэтому другие варианты мы даже не рассматривали. Ему и принадлежала идея сделать на стене карту из штукатурки. Было смешно, когда в какой-то момент в начале ремонта мы уехали в Африку, а от дяди пришло драматическое сообщение: «Катя, Куба отвалилась...» Пришлось приклеивать обратно (смеется).

Когда вернулись, на время ремонта сняли квартиру в соседнем подъезде. Денис тактично решил не принимать активного участия в обустройстве интерьера, а я очень нетерпеливый человек, поэтому на все запросы дяди – мол, поедем выберем ламинат, плитку, окна, двери – ответ был один: «Цвет коричневый, похожий на дерево». Хотелось поскорее закончить и вернуться уже домой.

Примерно такая же история была и с мебелью. Готового мы ничего не покупали, все делали на заказ разные белорусские мастера. Модели всегда придумывались на ходу и совместно с производителями, поэтому процесс иногда тормозился.

Подиум я однажды увидела в квартире радийщика Виталия Дроздова, и мне очень понравилась идея задвигающейся кровати. Я сама нарисовала примерный макет, рассказала, как я это вижу, и мастера сделали. Наверное, это был единственный случай, когда ответ «коричневый, похожий на дерево» кого-то удовлетворил и мне не пытались прислать кучу фоток материалов или привезти образцы.

Сейчас самый распространенный вопрос касается того, действительно ли мы задвигаем и раздвигаем кровать каждый день: «Это же так утомительно!» Ну конечно, никто ее туда-сюда не двигает и даже не заправляет каждый день. Да, в разложенном виде она занимает много места, но нам так удобно. Исходим из того, что есть. С расширением семьи будет расширяться и пространство, а пока и так нормально.

Раньше, когда я жила у мамы и у меня был большой шкаф, я думала, что у меня много одежды. Но потом поняла, что это иллюзия и все мои вещи (учитывая немало сценических костюмов) при должной раскладке легко помещаются в не самом большом шкафу. Жаль только, что с обувью это не работает.  

На стеллаже – наша общая библиотека, но оставить пришлось только самое необходимое и любимое. Есть даже отдельная, как я ее называю, «полочка тщеславия» с книгами, автором или составителем которых является Дудинский. 

Отдельного внимания заслуживает стена с масками, привезенными из путешествий. По словам Кати, раньше они хватали все подряд, а сейчас выбирают только действительно интересные вещи с историей и привозят не более одной маски из каждой страны.

– Сувениры мы перестали привозить уже года два назад, потому что их некуда девать, зато собираем все, что можно воткнуть в стену: ржавые гвозди, иголки дикобраза, какие-то зубцы… Есть даже рамочка от старой вытяжки и страничка из эфиопской Библии – уж не знаю, выкупил ее Денис или выкрал.

Когда встал вопрос, куда девать обувь, Денис решил, что уже достаточно знает про деревообработку, купил ящики для вина, сам покрасил их и составил. Удобно, что можно их и дальше наслаивать друг на друга и делать новые ряды. Единственное, предполагается, что там всегда должен быть порядок (улыбается).

Нельзя не заметить необычный плафон в прихожей. Как выяснилось, это то самое ведро, с которым Денис жил в этой квартире много лет и грел в нем воду во время планового летнего отключения.

Кухня как в «Зерне»

– Кухню мы сначала долго искали, потом долго ждали, пока ее сделают. В целом хотелось без верхних шкафчиков и так, как в кофейне «Зерно», где мне все очень нравится (смеется). Бытовую технику нужно было искать минимальных размеров. А стол мы вообще не планировали делать, но ребята, которые изготавливали кухню, предложили сделать хоть маленький островочек.  

Однажды я решила, что на кухне у нас пустая стена и нужно заказать такой мудборд для желаний и визуализаций. По размеру хотела примерно как зеркало, но я всегда говорила, что у меня проблемы с габаритами, поэтому сначала не поняла, что полтора на два метра – это почти как я. И, когда доску привезли и поставили в нашей маленькой прихожей, я немного ошалела. Но делать было уже нечего. А со временем привыкла, и теперь даже кажется, что с меньшим размером было бы неудобно.

Картин у нас много, и мы с Денисом пока не пришли к общему мнению, должны они висеть на стене или стоять на полу, поэтому сейчас и так, и так. Не знаю, связано ли это с тем, что ему просто лень вешать, или с каким-то определенным стилем и восприятием жизни.

Портрет Чехова Денис купил для себя, потому что это его любимый автор, а на прошедший день рождения презентовал мне созданный на заказ портрет Мика Джаггера. Центральное место на кухне занимает копия моей любимой картины «Красные рыбки» Анри Матисса, которую мне подарили подружки на девичнике перед свадьбой. А картина «Груши в контровом свете» – мечта Дениса. Мы часто бывали в гостях у художницы Даши Семеновой, и Дудинский все никак не мог налюбоваться этой работой. Стоит ли говорить, что своими восторгами он практически вынудил Дашу подарить нам эту картину на свадьбу.

Подводя итог, Катерина отмечает, что они с Денисом испытывают огромную любовь именно к этой части Заводского района, в которой живут, поэтому если и смотрят квартиры побольше, то в соседних домах.

– А еще у нас сверху есть чердачок, и мы пока просматриваем варианты, как бы его тоже можно было задействовать.

 

 

Перепечатка материалов CityDog.by возможна только с письменного разрешения редакции. Подробности здесь.

Фото: CityDog.by.